В этой статье мы попробуем проанализировать ход Великой Отечественной войны, советский социализм и национал-социализм с точки зрения теории социальной специализаци.

СССР начал с идей коммунизма, но не смог и воплотить его в жизнь — методологическая база была объективно недостаточна, было ещё непонятно, что коммунизм — это не только идеи в голове, но и особые методики управления, а также учёт ряда социальных законов, которые материалистическая наука в то время ещё не открыла.

Поэтому СССР перешёл к строительству социализма. К началу Великой Отечественной Войны управление страной осуществлялось под жёстким контролем военизированных органов, которые осуществляли социально направленное перераспределение благ под руководством идейной структуры — ВКП(б).

Гитлеровская Германия начала строительство с идей национал-социализма. И управление страной точно так же осуществлялось под жёстким контролем военизированных органов, которые осуществляли социально направленное перераспределение благ под руководством идейной структуры — НСДАП.

Очень похоже, не правда ли?
И это сходство логично, поскольку оба государства поднимались из экономических руин на основе новой для того времени технологии социализма — т.е., перераспределения производимых благ с учётом необходимости социальной поддержки всего населения и концентрации избыточных ресурсов для целей развития государства, как единой корпорации.
Перераспределение социалистического характера возможно только под началом Воинов — людей, сочетающих силовой метод решения вопросов со способностью эффективного распределения добываемых силой ресурсов. Оба эти механизма наиболее проявлены в армии. Основная цель Воинов — это отбирать и защищать, но, одновременно, они должны заботиться о снабжении, чтобы самый последний солдат был одет, обут и накормлен, иначе вместо победного наступления дело обернётся воровством и предательством.
Социализм — это ни что иное, как распространение этого армейского принципа снабжения на всё государство. Ничего удивительного, что государство при этом приобретает военизированную структуру.

Сейчас, когда мы стоим на пороге повторения социалистического сценария, только с поправкой на цифровые технологии, мы снова стоим на развилке советского социализма и фашизма и необходимо понять коренное различие между СССР и Гитлеровской Германией. Это различие мы можем проследить на фоне их столкновения в Великой Отечественной Войне.

Война началась со столкновения армий и здесь военная удача была на стороне ГГ. За ней стояла военная машина всей Европы, помноженная на немецкую чёткость, действительно достойную наследовать Риму.
Воины столкнулись с Воинами.
Советская армия была объективно слабее в вооружении, менее организована. В предшествующем захвате Европы этого было достаточно и к началу ВОВ Европа была захвачена и консолидирована для наступления на СССР. Не секрет, что число европейских солдат, сражавшихся за ГГ превышало размеры сопротивления.

А вот дальше произошло непредвиденное. После того, как Воины ГГ изрядно потрепали Воинов СССР, войска СССР «почему-то», внезапно встали насмерть и затем вынесли фашистов от ворот до ворот. Спору нет, что снег зимой в России всегда выпадает неожиданно, и включаются механизмы, которые недоступны европейскому уму настолько, что Бисмарк их предлагал «просто запомнить».

Уже в ходе блицкрига что-то пошло не так, поскольку отступая, Советская Армия завязывала противника, чтобы прикрыть эвакуацию предприятий в глубокий тыл. Кто-то явно рассчитывал на второе дыхание, что, казалось бы, совсем не логично — поздно Боржоми пить, когда почки отвалились. Не может более слабая система, которая уже потеряла много сил в столкновении с более сильной, просто взять и победить.

Это приводит нас к рассуждению, что победила другая система, для которой форма «регулярной кадровой армии» была лишь оболочкой.

Советскому солдату-победителю было за что воевать. Шли за семью и родных. Шли за Родину, за Сталина. Шли с записками «прошу считать коммунистом». Шли с Богом — на войне нет атеистов. Одним словом, шли с идеей. Эта идея очень интересна сама по себе: в её основе лежат две фундаментальные идеологии, которые, обе, опираются «на землю», на описание естественных законов. И эти описания настолько логичны, что, будучи для человека вскрыты, становятся понятны на безусловном уровне.
Первая — это идеология Нагорной проповеди Иисуса Христа. О том, каким должен быть человек и человеческие отношения. Коммунисты отринули Бога, но понимание того, что в человеке хорошо, а что плохо переняли практически полностью. Можно что угодно говорить о «кровавом режиме», но коммунистов внутренне оболваненный человек, не способный самостоятельно нести настоящие человеческие ценности, никак не устраивал.
Вторая — это теория Маркса, высвечивающая эксплуатацию как основу неравенства и несправедливости. Потому и «просили считать коммунистом», что сражались за светлое будущее, где не будет эксплуатации и неравенства.

И вот когда враг стоял уже у ворот, когда армейский механизм, основанный на снабжении, дал конкретную трещину, а отступать было уже некуда, разве что только бежать, Советская Армия мутировала. Её движущей силой стал не надёжный обоз, а корневая идея.

Согласно теории социальной специализации, выразителями идей являются обычно не Воины, а Герои. Это немного другая категория людей: если для Воина основа действий — это объединиться в отряд, занять территорию и получать гарантированное довольствие по степени выслуги, то Герой — выскочка, который ради идеи готов пуститься во все тяжкие. И Воин и Герой на войне готовы умереть, но если для Воина — это долг, т.е. часть договора об обезпечении, имя которому «честь», то для Героя это примат великой идеи.

Герои работают не так, как это делают Воины. Образ мысли Героя — это поиск способа победить превосходящие силы. Поэтому, когда Вермахт начал нести потери и отступать, уже его Воинам, в свою очередь, оказалось нечего противопоставить Советской Армии. Вермахту тоже потребовались Герои.
А их не нашлось…

И вот тут мы можем наглядно увидеть разницу между фашистским и советским социализмом: илеология фашизма, в отличие от советской, не имела корней в земле, а была построена на основе популизма.

Т.е., в качестве идеологической основы выбирались идеи, которые позволяли наиболее распалить национальный задор, назначить врагов, ответственных за тяжёлое положение, пообещать светлое будущее за счёт других народов, а чтобы не было мучительно больно, высосали из пальца теорию об их неполноценности.
Идеология фашизма была хороша для наступления, но в обороне она не пригодна — солдату нечего защищать, все посулы, которые стимулировали его на захват территорий, не отвечают больше на вопрос «ради чего мы всё это делали, если теперь терпим поражение?».

Сейчас, на пороге мирового кризиса, все крупные страны, способные на свой глобальный проект, снова встанут перед выбором — основывать ли свою деятельность на чём-то фундаментальном, или начинать заигрывать с народом, чтобы опять доиграться.
И нам с вами очень важно понимать, что происходит вокруг нас, что нам будут предлагать политики в качестве нового курса.

Статья написана по материалам:

https://cont.ws/@komsomolets/1662166

3.7 3 votes
Article Rating