При рыночных отношениях, обмен через деньги даёт на каждую производительную силу в несколько раз большую непроизводительную нагрузку:

1) Налоги на работника от 40+% (без НДС) до 60+% (с НДС).

2) Содержание продавца, рекламщика (включая предоставление рабочего места и т.п.).

3) Затраты на рекламу.

4) Содержание манагеров, которые контролируют немотивированных работников (если предприниматель — сам манагер, бизнес развивать некогда).

5) Премия предпринимателя — на мелких предприятиях от 2х раз (если меньше 3х то предприятие не растёт — хватает только поесть), на крупных — больше.

6) Накрутки оптовиков, ритейлеров (до 5 раз к стоимости).

В результате, за вещь, которая на прилавке стоит 800 руб., при стоимости материалов 100 руб., вы получите доход максимум 100 руб.

Затем заработанные деньги вы отдадите в магазине (на свободном рынке) за другой товар, цена на который вздута в той же пропорции. Т.е., что бы что-то получить, вы должны произвести работу в 5-10 раз превышающую реальную ценность изделия.

Дальше ещё страшнее: ведь тот, кто произвёл встречный товар, тоже вынужден отработать в 5-10 раз к его стоимости, чтобы приобрести ваш.

Таким образом, ваша совместная потеря трудозатрат при простом удовлетворении потребностей составляет от 10 до 20 раз. Причём, большинство этих затрат идёт не на налоги и развитие государства, а на нагревание торговли, капиталистической системы и манагеров с мотивирующей клизмой.

Как можно вынуть эти деньги из системы?

Это очень коварный вопрос. Я некоторое время ломал над ним голову, пока не понял, что деньги вынуть нельзя.

Дело в том, что все эти кратные затраты необходимы именно для того, чтобы получить на руки деньги и использовать их для обмена на свободном рынке.

Деньги вынуть нельзя, но можно вынуть труд — ведь, если деньги не получать, то лишнего труда можно не вкладывать!

Таким образом, для поддержания того же уровня жизни при налаженном натуральном обмене требуется в разы меньше трудозатрат.

Конечно, для «налаженного натурального обмена» нужны условия (мы их рассмотрим ниже), некоторые из которых приведут к совокупному увеличению труда по сравнению с базовой стоимостью товара. Но 10-кратный запас позволяет в оценке это игнорировать.

Как можно отказаться от денег?

Под действием стереотипного мышления нам кажется, что если отказаться от денег, то нужно для учёта вводить заменяющую меру стоимости товара, чтобы обмен был эквивалентным. А как только такая мера будет введена, придёт налоговая и квалифицирует её как признак купли-продажи и обложит налогом.

Но это лишь иллюзия.

Ведь если нам достаточно для поддержания того же уровня жизни работать 1-2 часа в день, то мы легко можем между собой не считаться!

И налоговая не подкопается, потому что в рамках некоммерческого потребительского общества (кооператива), или сети таких потребительских обществ, это законная операция, которая не облагается налогом, а большинство жизнеобеспечивающих видов деятельности, включая пищевые, медицинские и образовательные услуги, поставляемые внутри кооператива не подлежат лицензированию и вообще регулированию.

К сожалению, «нельзя просто так взять и просто так взять» (с) Гоблин. Необходимо выполнить ряд условий. Давайте их рассмотрим.

Устраняем лишние затраты

Пройдёмся по затратным статьям:

1) Налоги. Если коммерческой деятельности (признаков купли-продажи) нет, то и налогов нет. Такой у нас справедливый закон.

2) Содержание продавца и рекламщика. При известной плановой потребности в выработке товара они не нужны. Т.е., мы должны производить столько, сколько реально кому-то надо (с учётом сезонности спроса и прочих мелких регуляторов).

3) Затраты на рекламу. Они будут заменены на кратно меньшие затраты на определение плановой потребности.

4) Содержание контролирующих манагеров. Описываемая система невозможна между теми людьми, которых нужно понукать. К счастью, мотивированных вокруг достаточно, а остальные пусть ищут себя либо идут наниматься в обычную систему производства.

5) Премия предпринимателя. Для соратников, подходящих для п.4., форма организации труда будет артельной, а при артельном производстве, все работают на совесть и делят риски — вместе с доходом.

6) Накрутки оптовиков и ритейлеров — при плановом производстве минимальны, поскольку товар всегда доходит до понятного потребителя, когда он нужен, и нет конкуренции.

Отсутствие конкуренции не означает, однако, ухудшения качества — при такой схеме производства, большинство товаров будет сделано с душой, а говноделы не получат необходимого спроса.

Условия перехода на натуральный обмен

…в современном цивилизованном обществе.

1. Люди

Люди должны быть специфические, настоящие. Если люди не будут друг другу доверять и будут взывать к государству, как к гаранту по каждому чиху, то государство, оптимизируя свою услугу, вскоре введёт деньги и свободный рынок — потому что так ему проще. И толпу чиновников.

Система натурального обмена предполагает личные связи, выражение личного предпочтения производителю и его личную поддержку.

Отсутствие обязательной сертификации также накладывает определённую ответственность за качество и на поставщика и на потребителя. Впрочем, контроль ради личной подстраховки никто не запрещает.

Люди ушлые не приживутся — никто не захочет их услуг, а иные могут не захотеть им предоставлять и свою продукцию — имеют право, договорённости-то личные.

Цена этого идеализма не так высока, как может показаться: помните, за базовые услуги достойного качества достаточно трудиться примерно 2 часа в день.

2. Поиск потребителей продукции

Задача формирования списка того, кому и где чего надо, при наличии «письменности и почтовых голубей» не представляет никакой проблемы.

Если кому-то нравится то, что вы делаете, он закажет, и получит индивидуальную вещь от Мастера, а не китайскую пластиковую хрень.

Если же на вашу работу сейчас спроса нет, что ж… идите часок улицу пометите, или дорогу поправьте — оно для вашего же физического здоровья полезно. Либо друзьям помогите.

3. Замкнутые цепочки производства-потребления

Если две стороны натурального обмена не могут удовлетворить некоторый набор потребностей друг друга не прибегая к покупке товаров на стороне, то натуральный обмен невозможен: где-то должна состояться продажа с целью последующей покупки необходимого товара во внешнем мире.

Но потребности человека разнообразны и малое количество партнёров редко будут способны сформировать замкнутую систему. Чтобы натуральный обмен стал возможен, необходимо, чтобы потребление большинства производимых товаров и услуг складывалось в цепочки, при прохождении которых большая часть производимых товаров и услуг окажутся востребованы.

Например:

Петя — учитель и имеет машину. Вася ремонтирует машины, но у него нет детей. Чтобы система натурального обмена заработала, потребуется Маша, которая имеет сына школьного возраста и огород. В этом случае Петя окажется косвенно полезен Васе потому, что способствует появлению на его столе разносолов, а Вася окажется косвенно полезен Маше потому что поддерживает обучение её ребёнка.

Эти схемы надо отслеживать и выстраивать, но не боги горшки обжигают. Я полагаю, что при наличии у участников теоретического понимания вопроса и несложной методики для поиска и замыкания цепочек никакая отдельная роль «на зарплате» не потребуется — это можно походя решать.

4. Получение высокотехнологичных материалов и товаров

Для этого нужны деньги и общение с внешним миром.

Источниками могут быть:

* продажа излишков (либо работа сверх 2 часов в день, либо работа в дни, когда нет заказов),

* работа по найму во внешнем мире (когда человек материально обеспечен соратниками, не зависимо от работы и, при необходимости, имеет компенсационную премию от соратников),

* собственные коммерческие производства,

* коммерческие производства других обществ, которые могу предоставить деньги или купленные на них товары в обмен на натуральные поставки.

Во всех этих случаях обезценивание трудозатрат в 5-10 раз будет действовать, однако, чем больше жизненно важных потребностей замыкается внутри системы, тем меньше обезцененного труда потребуется.

5. Собственные технологичные производства

У них будет довольно интересная экономика. Представьте себе артель, участники которой не трудятся за еду и выживание — они легко обеспечены этим вскладчину другими соратниками. Они просто делают дело ради дела, потому что им нравится, потому, что они могут делать лучшее, на что способны. И над ними не давит рентабельность в виде фонда оплаты труда — он не нужен.

А результат их труда сложно переоценить:

Во-первых, это высокотехнологичные товары, которые иначе пришлось бы покупать в 5-10 раз дороже;

Во-вторых, это деньги за продажу произведённых излишков.